Модели бумажные. Поделки из бумаги.

Рисовать я начал очень давно, да и сейчас иногда балуюсь. Но не всегда удачно и красиво. Когда пришло осознание того, что что-то не так нарисовано, закрашено или сделано, возник вопрос «Так что делать-то с теми рисунками, если они достаточно хороши? И что делать с не совсем хорошими?». Ответ возник сам собой — собрать и вклеить в один альбом. Зачем?! Да что бы просто были.. Отбор прост: если на момент завершения рисунка я его не отверг и не выбросил, значит, все-таки в нем что-то есть. Неважно что, пусть там прямая линия всего одна или глаз у монстра красивый, пусть останутся. Значит можно будет позже проанализировать и что-то использовать вновь, что-то стараться избегать. Вот так и стал накапливаться архив, в принципе нужный только мне одному, доросший примерно до 13-15 альбомов. И это я не считаю то, что сделано на компьютере или на листах формата А3. В один из дней мне пришла, а может приползла из-за скуки, мысль: а как физически могут выглядеть некоторые вещи которые я рисовал? Я мастерил всякую белиберду с раннего детства и у меня всегда были распухшие синие пальцы, от ударов молотком. Самым простым и доступным материалом оказалась бумага, поэтому была выбрана имена она. Клеем стал ПВА (хотя забегая вперед скажу, не всегда он универсален. Иногда лучше все-таки склеивать супер клеем).Первые модели были сделаны за пару дней из тетрадных листов и прожили почти несколько лет, до большого шухера по выбросу особо отстойных. Первыми в описании станут именно бумажные модели, затем на очереди папье-маше, оргстекла, меди, стали, костей, пластика, авиационные запчасти и пластика.
*клик по картинкам раскрывает детализацию из нескольких ракурсов, включая рисунок. Рисовалось под «Метлу», такое название и получилось. Эта одна из древнейших сохранившихся моделей. От первых вариантов такие отличались более крепкими корпусами и покраской. Делалась уже по отработанному методу: рисовались контуры будущей модели в профиль, в анфас, сверху. На картон или ватман клеились виды в профиль и вид сверху, вырезались и собирались вместе. Методом научной фантазии придумывались на основе рисунка переборки (шпангоуты) и тоже собирались к скелету. Получался такой каркас-скелет, на который уже можно было что-то наклеивать. И тут наступал самый ответственный и трудный момент – кроить на глаз обшивку и вклеивать ее. Основная проблема — сделать все симметрично. После всех мытарств и высыхания клея остается только покрасить. Тут тоже возникли проблемы: акварель требует воды, а вода вредна моделям. Выход в тот момент был один – маркеры. Но и тут не все оказалось просто. Подходили не все, да и цвета, как оказалось не се подходят. Синий как назло не сочетался ни с черным ни с зеленым. Пришлось довольствоваться тремя цветами – зеленым, черным, красным.
Технология такая же как и у предыдущего. Единственное, что можно добавить – был почти полностью раздавлен ногой. Даже скелет не полностью уцелел. Я модель «отреставрировал» и был очень рад.
После монстров и самолетов захотелось чего-то другого. Делалось также, с внутренним скелетом, но единственное отличите – конечности. В идеале модель должна была стоять на своих двоих, но увы не учел центр тяжести в итоге пришлось придумывать идеальные устойчивые условия.

Странная модель, даже для меня. Мало того, что получалось как бы три каркаса: средний и два по бокам. Так модель асимметрична немного. Плюс именно на этой модели начались эксперименты с покраской и корпусом. В качестве пушек были использованы остатки стержней шариковых ручек. К тому моменту у меня накопилось некоторое количество ламповых триодов, транзисторов от старых советских ламповых телевизоров. Меня не интересовали сами лампы, меня интересовали электроды и те железяки внутри ламп. Они идеально подходили на роль обшивки. На этой модели их три: щитки под пушками и фонарь кабины.

С краской вышло еще более просто: сначала маркеры, потом акварель. Вышло не очень, но потом была еще одна покраска акрилом. Хотя модель выглядит так, будто выгорела на солнце.